Сергей и Любовь Сорокины пять лет назад запустили бизнес, о котором написал The Guardian. Почти всегда недовольный дизайнер Артемий Лебедев оставил хвалебный отзыв, а международные порталы бронирования жилья не раз присуждали хостелу первые места в разных номинациях. Молодые предприниматели рассказали, как придумали и развивают Soul Kitchen (и почему деньги для них не главное).

Скоро полдень. В гостиной Soul Kitchen дремлет иностранец, девушка на ресепшене разговаривает на хорошем английском с новыми гостями, на стене в комнате отдыха — атлас мира с массой флажков, которые установили гости из разных стран. А на кухне еще пахнет свежим кофе.

— Обидно, вы поздновато пришли. С утра мы гостям шарлотку печем, — говорит Любовь, пока вместе с мужем проводит для меня мини-экскурсию по Soul Kitchen.

Вот гостиная с огромным диваном, вот — кухня, на которой вечерами гости часто готовят еду на всех, вот — туалет и душевые. Заходишь в них — и кажется, будто оказался в популярном американском сериале вроде "Друзей". В общем, словно пришел домой. Только задаешься вопросом: "А почему так круто?"

От любви к искусству и путешествиям до первого хостела​

Всё началось 9 лет назад. Петербурженка Любовь училась в Финансово-экономическом университете, а Сергей только переехал в Питер из Краснодара. Помимо учебы, девушка работала в небольшом хостеле, там же подрабатывал и ее будущий муж. Ребята познакомились на почве любви к граффити и, как они говорят, нежелания ходить "в тупой офис". Дальше они работали еще в нескольких хостелах: помогали обустраивать помещения, красили стены, закупали кровати и заселяли гостей.

Набравшись опыта, пара решила открыть свое дело. "Изначально мы думали заняться арендой велосипедов, даже искали под это помещение, — вспоминает Сергей. — Хотели обслуживать иностранную публику хостелов, стать частью экосистемы". Но в итоге организовали бизнес, с которым знакомы лучше всего.

Сорокины подсчитали, что на открытие хостела нужен примерно миллион рублей. Таких денег у них не было. Знакомый посоветовал сначала найти помещение, а потом уже разбираться с инвестициями. Так и получилось: ребята познакомились с риэлтором, а та захотела вложиться в проект вместе со своим партнером. Впрочем, денег всё равно не хватало, и риэлтор пригласила в бизнес еще одного партнера из числа знакомых. Доли в компании разделили на три части. 

В конце апреля 2009 года открылся первый Soul Kitchen недалеко от площади Восстания. Помещение небольшое — четыре комнаты, 28 мест. Впрочем, дело не в размере. По задумке ребят, это должен был быть идеальный хостел: "Мы нацелились на иностранцев и решили не селить людей, которых не пустили бы к себе домой", — говорит Сергей.

— Зная минусы и плюсы конкурентов, я поняла, что в хорошем хостеле нужно тусоваться, — продолжает Любовь. — Он не должен превращаться в скучное место. Так что мы регулярно устраивали дегустации напитков, ивенты, вечера настольных игр, угощения блинами. Персонал говорил на английском и любил путешествовать. Интернациональная атмосфера — главная вещь в таком деле.

Тогда в Петербурге работали около 30 хостелов. По словам пары, 2009 год принес хорошую прибыль. "Кризис, все хотели жить бюджетно, и люди часто выбирали хостелы вместо отелей. Кроме того, из-за низкого курса рубля в Петербург стало приезжать больше иностранцев»", — говорит Сергей.

Среднегодовая выручка проекта колебалась от 50 000 до 70 000 рублей в месяц, вспоминают Сорокины. За год Soul Kitchen полностью окупился.

Новая кухня​

К 2012 году Сорокины захотели открыть полностью собственный бизнес. С партнерами разошлись, но оставили себе бренд Soul Kitchen, e-mail и страницы в соцсетях.

Тогда же пара познакомилась с владельцем помещения 600 м² на набережной Мойки — в бывшем доходном доме и коммуналке 1863 года постройки. Сделали ремонт, сохранив лепнину на потолках, оригинальные двери, печи и камины, выбрали мебель и расставили необычные аксессуары и вещи, найденные на барахолках во время путешествий. Совместно с одним из соседей отремонтировали лестничную клетку, вложив в реставрацию со своей стороны 600 тысяч рублей, в то время как остальные жители отказались участвовать.

На этот раз пара решила сделать так, чтобы постояльцам хватало приватности. "Хостел — это общие комнаты, где одновременно живут несколько незнакомых человек", — объясняет Любовь. Поэтому в многоместные комнаты хозяева заказали кровати со шторками, лампами для чтения, отдельными розетками и багажными шкафчиками. А для тех посетителей, кому и этого недостаточно, обустроили номера с душем и туалетом (обычно они общие, на этаже). Ну и конечно, обустроили общие места — кухню, гостиную и комнату отдыха.

Получился хостел-отель на 62 места, где работают восемь сотрудников. Типичные для хостелов общие зоны и многоместные номера сочетаются с характерными чертами отелей: современный дизайн интерьера, карточки-ключи от комнат и номера со своими душевыми.

Заселиться в восьмиместную комнату в высокий сезон можно за 1000–2000 рублей, двухместная с удобствами обойдется в сумму 5 500 рублей, а уединенный люкс стоит в среднем 6 500 рублей. Для целевой аудитории Soul Kitchen, иностранных туристов, это недорого, а в несезон в хостел приезжают российские туристы: цены в городе падают до 60%. За год здесь останавливаются более 7 000 человек — большинство из Европы, Южной Америки и Азии. Часто это люди 20–40 лет: владельцы малого бизнеса, фотографы и журналисты, дизайнеры и программисты.

Цены на размещение сильно меняются в зависимости от спроса, но Сорокины никогда не демпингуют: "Мы никогда не ставим цены ниже конкурентов, чтобы полностью загрузить Soul Kitchen. К нам приезжают не за дешевизной, а для того, чтобы остановиться именно у нас".

Пара не разглашает размеры инвестиций, выручки и прибыли. "Для нас это как нижнее белье, мы не любим этим хвастаться. Есть те, которые этим гордятся и говорят: "Вот мои цифры — завидуйте!" А мы не из таких". Однако Сорокины утверждают, что в хостеле полная загрузка в высокий сезон и что он уже вышел на окупаемость.

Хостельер и бизнес-консультант Роман Сабиржанов помогал запускать хостел-проекты и в регионах, и за границей. Для Inc. он подсчитал, что минимальная планка инвестиций — 3–3,5 млн рублей, а время окупаемости — 2–3 года. Впрочем, про Soul Kitchen разговор отдельный. "Судя по моей практике, сумма вложений в квадратный метр — около 15 000 рублей. То есть инвестиции в проект на 400 м² — 6 млн рублей. У Сорокиных площадь больше. Так что в их случае можно говорить об инвестициях 10 млн рублей, а то и больше".

Как стать "лучшим хостелом" и что делать после​

Сейчас в Петербурге около 360 хостелов, но владельцев Soul Kitchen не очень волнует конкуренция. Дело в том, что рецепт успеха, который нашли хостельеры, одновременно прост и крайне сложен. "Это магия, поэтому сделать подобный проект необыкновенно трудно. Любой хостел не вещь, а сервис, — говорит Любовь. — Есть много примеров прекрасных на вид хостелов, которые проваливаются из-за неграмотной регистрации гостей, хамского общения со стороны персонала, странных гостей и так далее. А ведь ты работаешь с людьми. Надо относиться к ним хорошо и делать всё для них. Чувствовать мелочи". Бывает и по-другому: "невзрачный хостел, а персонал прекрасный — и редко получается соединить всё вместе", дополняет слова супруги Сергей.

У Сорокиных — получилось. Больше семи лет (если считать первый Soul Kitchen) хостел получает международные награды. Лучшим хостелом в России Hostelworld.com назвал его еще в 2010 году. С тех пор специализированные сервисы и медиа награждают Soul Kitchen высокими титулами постоянно. В этом году Soul Kitchen уже получил пять званий: "Лучший маленький хостел мира", "Лучший хостел в Европе", "Лучший хостел в России", а также "Самый удобный хостел" и "Лучший персонал". Большинство таких наград присуждают на основе отзывов гостей.

В 2013 году один из самых ворчливых людей России Артемий Лебедев пришел в хостел Сорокиных — и не заворчал, а записал видео и выложил в своем ЖЖ хвалебный пост. Дизайнер кратко описал хостел следующими словами: "****** [обалдеть] и не встать".

— После этого у нас на какое-то время вырос поток гостей, — констатируют Сорокины.

— А вы не устали уже пять лет одним и тем же заниматься, даже получая награды и отличные отзывы? — спрашиваю я.

Сорокины переглядываются. Сергей отвечает, что да, устали бы, если б ничего не делали. "А так — мы сейчас кухню будем переделывать, новое крыло откроем. Там ремонт большой и сложный надо делать, а дополнительные 200 м² никогда не лишние. Количество мест для размещения вырастет с 62 до 98. Позже хотим открыть еще кафе и бар на первом этаже, чтобы гости могли вкусно поесть, не уходя далеко".

С прошлого года семья несколько раз в месяц консультирует предпринимателей, которые мечтают открыть хостел. Сорокины помогают со всем: от бизнес-плана до обучения персонала и полиграфии. Час консультации по скайпу стоит 7 000 рублей.

Сейчас главная мечта Сорокиных — открыть хостел за границей. Опыт позволяет: пара посетила несчетное количество хостелов по всему миру и знает, как надо делать правильно. "У нас хостел нового поколения. Это симбиоз отеля и хостела, в котором сочетаются лучшие их качества. Сейчас такая идея — мировой тренд. В Soul Kitchen подход к гостям более персонализированный, чем в большинстве отелей и даже в чем-то сравним с такими пятизвездочными гостиницами как Ritz-Carlton.Так что сейчас мы учимся уже у крупных отелей", — говорят супруги.

Самая большая головная боль Soul Kitchen — законопроект о запрете хостелов и мини-отелей в жилом фонде. Если его примут без значительных поправок, это будет означать, что хостел придется переводить в нежилой фонд и прорубать отдельный вход, обустраивать лестницу. "Потратимся сильно. Но закрываться не будем, сделаем всё легально. Хотя и надеемся, что законопроект не примут в его сегодняшнем виде, внесут изменения", — признается Сергей.

Сейчас Сорокины стараются автоматизировать процессы управления хостелом — у них маленький ребенок, и "проводить время с семьей теперь еще более ценно, чем работать. Ну и путешествовать мы обожаем!" На днях ребята улетают в Амстердам.

Ссылка на источник: IncRussia