Российская обрабатывающая промышленность перестала опираться на советское наследие и уверенно растет. Об этом говорится в аналитическом докладе Центра стратегических разработок (ЦСР).

Аналитики подсчитали производственную мощность (Максимально возможный выпуск продукции на одном станке или заводе в зависимости от отрасли. – Прим. ред.) российских производств и сравнили их показатели в период с 2000 до 2015 год.

Оказалось, что за это время мощность отечественной обрабатывающей промышленности увеличилась на 30%. При этом авторы доклада обращают внимание на то, что предприятия "советского прошлого" сегодня занимают чуть больше трети всех функционирующих производств. Остальные появились в стране уже в 2000-х.

Производственные мощности России

Автор исследования, замгендиректора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Владимир Сальников признается, что результаты анализа его удивили. "Было такое ощущение, что инвестиции у нас были не такими уж и значительными, а мощности не сильно обновлялись, но полученные данные во многом впечатляют", — отмечает он.

Вслед за остальным миром

Но если посмотреть, в каких отраслях произошел наибольший прирост мощностей, то картина уже не будет выглядеть такой радужной, объясняет Сальников. По его словам, промышленность сегодня опирается в первую очередь на сырьевые производства, которые и демонстрируют рост. Так, например, за 15 лет большего всего мощностей нарастило производство резиновых и пластмассовых изделий (+115% с 2000 года).

"Нет ничего удивительного, — отмечает Сальников, — в этом вопросе мы просто догоняли мир, который раньше пошел по пути замены дерева, стекла и других материалов на пластик в ряде секторов".

Изменение среднегодовой мощности по отраслям

Позитивные изменения видны и в других отраслях: мощности производства электро- и оптического оборудования с начала 2000-х увеличились на 106%, добыча и обогащение угля, а также пищевая промышленность тоже продемонстрировали рост — на 67% и 65% соответственно.

"Россия встраивалась в мировую экономику ускоренными темпами, получив в наследие от СССР специфическую, многоуровневую и многоукладную экономику, поэтому отрасли, которые были более конкурентоспособны в те времена, продемонстрировали эффективное производство", — поясняет Владимир Сальников.

По его словам, многие конечные производства — чаще всего связанные с высокотехнологичной продукцией, — были мало конкурентоспособными и до 2000 года: они функционировали благодаря закрытой советской экономике. А с выходом России на мировой рынок оказались совершенно не конкурентоспособными.

Утерянное машиностроение

Одно из таких производств — инвестиционное машиностроение, которое, по словам Сальникова, Россия "практически потеряла". Мощности в автопроме за 15 лет, согласно докладу ЦСР, снизились на 44%.

Цех сборки кузовов и шасси на автомобильном заводе "КАМАЗ"​

Такие цифры эксперта не удивляют. "В СССР было хорошо развито машиностроение, завязанное на оборонку или другие стратегически важные отрасли, гражданское машиностроение находилось, скорее, в упадке", — отмечает он. Более того, после открытия российской экономики такому производству пришлось сразу конкурировать с крупными международными игроками, что было очень проблематично. Если бы не целенаправленная политика правительства по привлечению иностранных инвесторов для размещения производства внутри России, то автопром мог бы продемонстрировать и более низкие показатели, уверен автор доклада.

Хуже машинного производства себя сегодня чувствует только текстильная промышленность — она сократила мощности на 54%. Причины этого тоже стоит искать в истории, уверен Сальников. "Пока в России шел трансформационный спад, мир не стоял на месте: наиболее простые технологические производства переносили в развивающиеся страны, с которыми очень трудно конкурировать из-за дешевой рабочей силы", — отмечает автор доклада.

По его словам, в последние несколько лет главным конкурентом в текстильной промышленности был Китай. Но сейчас и он переносит свое производство в страны с еще более низкой заработной платой — например, в Бангладеш, где работники текстильной промышленности получают порядка 20-30 долларов в месяц.

Голландская болезнь

"Неприятной" называет ситуацию с производством машинного оборудования и текстильной промышленностью замдиректора Института "Центр развития" НИУ ВШЭ Валерий Миронов. Впрочем, ничего удивительного он в этом не видит.

"В период с 2004 по 2014 год цены на нефть постоянно росли, рубль укреплялся, доходы увеличивались, а импортные товары дешевели — все это нанесло двойной удар по обрабатывающей промышленности", — подчеркивает он.

Это называется "голландская болезнь". По словам Миронова, с начала 2000-х правительству, а именно Минпромторгу, нужно было быть предусмотрительнее и проводить специальную поддержку этих отраслей, чтобы сохранить их. Из-за ее отсутствия текстиль и автопром "чуть не умерли", уверен он. Теперь эту промышленность придется практически создавать с нуля.

Восстанавливать производство и заменять советский автопром современным — процесс сложный и небыстрый, поддерживает коллегу директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгий Остаркович. Возрождать предприятия приходится за счет нового оборудования — в основном импортного, которое последние годы росло в цене вместе с долларом.

"Процесс импортозамещения в машиностроении пока еще идет медленно, но это не беда — это же не замена канцелярских товаров, такой процесс занимает годы", — успокаивает эксперт. По его расчетам, позитивных изменений от российского автопрома можно ожидать уже через три-четыре года.

Ссылка на источник: RIA