"А зодчий не был итальянец, но русский в Риме, — ну так что ж! Ты каждый раз, как иностранец, сквозь рощу портиков идёшь", - такие строки посвятил Казанскому собору Осип Мандельштам.​

Дело в том, что храм был построен по образцу собора Святого Петра в Риме. Судьба его удивительна - то в Казанском выставляли трофеи, то у его стен проводили демонстрации, а в советские годы в нем и вовсе располагался Музей истории религии и атеизма.

От церквушки до собора

Первое здание на месте будущего Казанского собора было построено еще в начале XVIII века. Небольшую часовенку неподалеку от госпиталя вскоре сменила деревянная церковь Казанской Божьей Матери. Икона, подарившая название храму, была обретена в Казани в 1579-м. В тот год город едва не сгорел дотла от пожара. Особенно пострадал дом стрельца Онучина.

По легенде, к его дочери Матрене пришла во сне Божья Матерь и сказала, что под развалинами дома спрятана чудотворная икона. Девочка своими руками нашла икону, которая выглядела, словно новая. Вскоре проявились ее чудодейственные свойства. На месте сгоревшего дома стрельца Онучина построили монастырь. В Казанском соборе сегодня находится список с этой иконы.

В 1733-м на месте деревянной церкви заложили каменный храм Рождества Пресвятой Богородицы. Архитектор Михаил Земцов предложил проект в стиле барокко с деревянным куполом и многоярусной колокольней. Освятили храм уже 4 года спустя в присутствии Анны Иоанновны. Вскоре в церковь перенесли Казанскую икону — так Рождественская церковь стала Казанской. Вскоре каменный храм получил статус собора и стал главным храмом Петербурга.

Брат-близнец собора Святого Петра

К концу века собор настолько обветшал, что власти приняли решение его снести, а на свободном месте построить новое здание. В 1799 Павел I объявил конкурс на проект нового храма. Сам император мечтал возвести в столице брата-близнеца собора Святого Петра в Риме. За право стать архитектором собора на Невском боролись известные зодчие, но в конце концов ни один проект не пришелся по душе монарху.

Тогда граф Строганов, чей дворец располагался неподалеку от будущего храма, предложил идею молодого архитектора Воронихина, своего бывшего крепостного. Он разработал проект, который учитывал пожелания императора и предполагал определенное сходство между петербургским и римским соборами, но в то же время оставлял место для индивидуальной трактовки.

Но за следование традициям архитектуры классицизма Воронихина не раз ругали. Например, известный русский мемуарист и товарищ Пушкина Филипп Вигель писал: "Воронихин, природой назначенный к сапожному ремеслу, учением попал в зодчие; и он по рекомендации своего господина построил Казанский собор, этот копиист в архитектуре, который ничего не мог сделать, как самым скверным почерком переписать нам Микеланджело". Но в начале XX века работа Воронихина была вновь оценена по достоинству.

От собора до музея

Павлу I не удалось увидеть оконченным Казанский собор. Храм достроили лишь к 1811 году. Правда, далеко не все задумки Воронихина удалось воплотить в жизнь: например, от второй колоннады, обращенной на юг, пришлось отказаться. Работы по дополнительной отделке и реставрации проходили в течение всего столетия. К украшению храма приложил руку и Огюст Монферан, архитектор Исаакиевского собора.

Многие воспринимали его как символ победы над Наполеоном в войне 1812 года. После окончания войны в соборе выставили трофеи, а вскоре в нем похоронили фельдмаршала Кутузова. В 1837 у собора воздвигли памятники Кутузову и Барклаю-де-Толли работы скульптора Орловского.

Судьба собора была по-настоящему удивительной. Перед его стенами не раз проводились демонстрации — как народников и «Земли и воли», так и протестующих студентов. Возле Казанского баррикадировались люди во время Кровавого воскресенья. Но самый неожиданный поворот был впереди: в 1932 в одной из главных святынь города открыли Музей истории религии и атеизма. Полное освящение собора произошло лишь в 1998 — до этого некоторое время функционировали только два придела храма.

Ссылка на источник: diletant.media